Наші досягнення

1_photo

середа, Травень 18, 2011   |   Олексій Греков

Тестики-крестики, детская игра

Столичные новости,
№20 (659), 17-24 мая 2011

Алексей Греков, соучредитель частной школы «Афины», глава Всеукраинской ассоциации содействия развитию школьного образования

В процессе подготовки этой статьи я из ярого противника тестирования превратился в его горячего сторонника. Потому что только внешнее независимое оценивание (ВНО) из года в год с завидным постоянством демонстрирует всю беспомощность и неэффективность нашей системы образования.

Тестирование по Соросу

Первую попытку лихим наскоком ввести тестирование вместо выпускных экзаменов Министерство образования Украины предприняло еще в далеком 1993 году. Пакеты с тестами накануне экзамена были доставлены в школы, и, как вспоминают участники, к вечеру их содержание было уже хорошо известно всем заинтересованным сторонам. Школы резко разделились на показавшие просто фантастический результат и на не показавшие никакого результата вовсе, в чем, отчасти, были виноваты и сами бестолково составленные тесты. Злые языки утверждают, что именно провал этого проекта стоил Петру Таланчуку (ныне — ректору университета «Украина») министерского портфеля. Как бы там ни было, государство забыло о выпускном тестировании всерьез и надолго.

Зато о нем вспомнил другой персонаж, наш добрый друг Джон Сорос, гражданин мира, американец венгерского происхождения, биржевой спекулянт и «современный Робин Гуд», отнимающий у финансовых воротил Запада неправедно нажитое богатство и раздающий его бедным жителям Восточной Европы.

Надо сказать, что глупые и бесталанные жители Восточной Европы Джона Сороса не интересовали, а более всего привлекали ученые, не обязательно с мировым именем, даже, наоборот, в большей степени — молодые и подающие надежды исследователи, отчаянно нуждающиеся в деньгах и признании. В конце 80-х — начале 90-х различные соросовские структуры влили в науку СССР, а затем и стран СНГ сотни миллионов долларов. Эти средства не только позволили ученым свести концы с концами и продолжить свои исследования на родине, но и выехать за рубеж для дальнейшей учебы и продуктивной работы.

Согласно оценкам ЮНЕСКО, к середине 1990-х годов потери одной только России от утечки умов превысили 30 миллиардов долларов, а всего из стран СНГ уехало более 300 000 ученых и, как минимум, такое же количество талантливых инженеров, врачей и учителей. Однако ближе к концу тысячелетия этот поток начал иссякать. Пост-советская система образования перестала справляться с задачей воспроизводства новых талантов. Их стало некем воспроизводить, да и, в общем-то, незачем.

Тестирование, которое в 1999—2000 г.г. провела в Украине другая соросовская структура — Международный фонд «Відродження», показало, что деградация школьного образования идет полным ходом. Так, в экспертном заключении констатировалось: ученики не умеют анализировать условия задачи, сравнивать и сопоставлять результаты, формулировать выводы, обосновывать суждения, устанавливать зависимости между величинами, — одним словом, делать всё то, что требуется от классического ученого. Что-то надо было менять, но что и как?

Выход был найден: нужен новый стандарт образования и новые стандартизированные методики контроля качества обучения.

Это решение, правильное на первый взгляд, но абсолютно не учитывающее изменений, происходящих в мире, не только повернуло украинское образование головой назад, в прошлое, — оно попросту свернуло ему шею.

Неисполненные обещания

Начиналось всё хорошо. Фонд «Відродження» породил Центр тестовых технологий, а тот, в свою очередь — внешнее тестирование, тогда еще без определения «независимое». На эту работу в течение 6 лет было выделено более миллиона «робингудовских» долларов — немаленькая сумма, вы не находите? Неудивительно, что Министерство образования и науки (МОН) всемерно поддержало эти начинания, и в 2004 году сам В.Ф.Янукович, тогда еще премьер-министр Украины, подписал Постановление Кабинета министров про «Деякі питання запровадження зовнішнього оцінювання та моніторингу якості освіти» (именно так — снова без ссылки на «независимость» оценивания).

Когда же оценивание стало «независимым»? Аккурат тогда, когда право на проведение выпускного тестирования перешло к новосозданному подразделению МОН — Украинскому центру оценивания качества образования (УЦОКО). С этого момента ВНО стало внутренним делом Министерства образования: оно само себя контролирует, само составляет тесты, само интерпретирует результаты и раздает сертификаты.

Но, позвольте, ведь идет же борьба с коррупцией! И необходимо обеспечить равный доступ к качественному образованию… Разве не для этого вводилось ВНО?

Для чего оно вводилось, мы уже обсудили. А вот можно ли с помощью стандартизации победить коррупцию и обеспечить равенство людей перед законом — это имеет смысл рассмотреть.

Наверняка многие читатели этой статьи имеют такой стандартный документ, который называется «Водительское удостоверение» или просто «права». Государство как бы проверило граждан на знание ПДД, нашло всех вменяемыми и позволило им управлять транспортными средствами. Но как наличие в кармане прав защищает вас от коррупции на дорогах? Как наличие государственной сертификации препятствует «покупке» прав без должного обследования? Как вы считаете, ужесточение наказаний за нарушения ПДД привело к уменьшению или к увеличению случаев дачи взяток блюстителям порядка?

Не сомневаюсь, что ваши голоса разделятся, но главный результат будет очевиден: введение стандартов и усиление ответственности за их невыполнение НЕ приводит к уменьшению коррупции, а, как минимум, лишь загоняет ее в тень.

Похожая ситуация и с равным доступом к качественному образованию. Еще в 2004 году зарубежные консультанты из Польши и Литвы убеждали наших функционеров, что главная опасность введения стандартизированного оценивания именно в том, что вместо того, чтобы давать системное образование, школы начнут «натаскивать на тесты», учителя — заниматься репетиторством, а ученики станут учиться наугад ставить крестики в клеточки.

Что, собственно, и произошло. Теперь тот, кто может оплатить двух-трех репетиторов, имеет больше шансов поступить на престижную специальность, в особенности, если репетиторы именно из того вуза, куда собирается идти выпускник. А если еще учесть ту новацию, что абитуриенты получают дополнительные баллы за посещение подготовительных курсов, на которые большая часть учащихся Украины физически не сможет попасть, — неравенство в доступе к образованию не только не исчезает, но, наоборот, возрастает.

Впрочем, необходимости посещать репетиторов можно было бы избежать, равно как и необходимости вообще что-либо учить. К сожалению, не все знают, как именно вычисляется балл сертификата. А история занимательная и поучительная.

Во-первых, когда все тесты по предмету обработаны, комиссия определяет, сколько зачетных балов В СРЕДНЕМ набрали все участники (для прошлогодних тестов это около 10 баллов из 53 возможных). Это и будет 150 баллов по тестовой шкале, или 6 в пересчете на школьную 12-бальную оценку. От этого значения влево и вправо откладываются в двух независимых масштабах остальные результаты, причем методом тупого угадывания можно без труда набрать 115—120 баллов, а при некотором везении — и заветные 125.

Во-вторых, сложность тестов ежегодно снижают! Так, в тестах по математике для выполнения значительной части заданий уже достаточно элементарных арифметических знаний на уровне 4 класса. Но, похоже, к 11 классу дети успешно забывают то, что умели делать в начальной школе.

Но и это неважно. Все равно на 254 000 зарегистрировавшихся для сдачи ВНО (из которых всего лишь 195 000 — выпускники этого года) приходится 392 000 мест в вузах Украины. И такая тенденция — в вузы принимают больше студентов, чем имеется выпускников — наблюдается уже последние 5 лет. Так что поступят все, были бы только деньги и желание.

«Коллапс украинского образования». Так бывший руководитель УЦОКО Игорь Ликарчук назвал свою последнюю статью.

Заграница нам поможет?

ВНО неопровержимо свидетельствует: система «гонит брак» и работает все хуже и неэффективней (если, конечно, ее задача — учить, а не растить инфантильных невежд). Может быть, в этом смысл независимого тестирования — стать инструментом реформ?

Но, увы, реформы требуют денег, которых у государства нет. Реформы требуют четкого видения будущего, которого нет у МОН. Реформы требуют смелости, которой нет у политиков. Так может — ну его, это тестирование? Тем более, что последний аргумент — ВНО снизит нагрузку на абитуриентов — исчез с возвращением в школы выпускных экзаменов.

Наверное, тут бы тестированию и конец, если бы на защиту его не встали наши добрые друзья. Агентство США по международному развитию (USAID) совместно с целым рядом других американских и отечественных организаций, включая знакомые нам УЦОКО и Фонд «Відродження», создали новый проект — Альянс по содействию внешнему тестированию в Украине (USETI). Именно Альянс USETI взялся за создание и администрирование информационной системы «Конкурс», призванной сделать вступительную кампанию прозрачной для всех заинтересованных сторон.

Так что, несмотря на смену руководства УЦОКО и практически полное нивелирование значения ВНО при приеме, тестирование в этом году состоится, хотя и, возможно, в последний раз. Не исключено, что с будущего года тест знаний заменит тест общей учебной компетенции, являющийся аналогом американского SAT.

Не исключено также, что результаты текущего ВНО постараются засекретить, как засекретили результаты международного тестирования TIMSS 2007 года, в котором Украина показала результаты намного ниже России (тоже, в общем, не блиставшей), причем мы попали в «славную» когорту стран третьего мира вроде Ирана и Сальвадора. Это так потрясло наших образовательных функционеров, что они… отказались впредь участвовать в любых международных тестированиях, потому как «это неправильные тесты, и они дают неправильные результаты».

Беда в том, что в Украине нет заказчика образования. Государство обещает обучить, но не обещает трудоустроить. Бизнес может трудоустроить, но не может повлиять на систему образования. Родители заинтересованы в качественном образовании для своих детей, но им не достает организованности: у них нет трибуны и организации, представляющей их интересы на государственном уровне. У детей вообще нет прав, хотя это именно их «и лечат, и калечат».

Мир человеческой стандартизации и унификации, мир профессий и взаимозаменяемых специалистов уходит в прошлое, и нашим детям нужно оттачивать свои разнообразные способности и таланты, если они хотят быть успешными в завтрашнем мире. А это такие качества, которые не могут быть измерены стандартными тестами, даже самыми независимыми.

Ну, вот, попробуйте сами.

Вопрос: Кто поможет моему ребенку стать умней и успешнее?

  • А. государство в лице Министерства образования
  • Б. заграница в лице Агентства США по международному развитию
  • В. союз родителей в лице какой-нибудь общественной организации
  • Г. я в своем собственном лице
  • Д. никто не поможет

От вашего ответа зависит очень многое. У детей есть одна вредная привычка: они растут. Так что время не ждет. Отвечайте!

Просимо Вас при передруку статті розміщувати посилання на наш сайт!  © Школа «Афіни», 2011

Теги: , , ,

            827

 


Автори сайту
avatar Олексій Греков
Усі автори
Про автора
ё