Наші досягнення

DSC_0025

субота, Листопад 5, 2011   |   Олексій Греков

Образование — это наше... прошлое?

Оксана МИКОЛЮК, «День», №199, 3 ноября 2011

Школа требует инноваций, а Министерство образования и науки, молодежи и спорта предлагает национальную программу советского образца

На прошлой неделе в Киеве прошел Третий съезд просвещенцев. На нем делегаты поддержали Закон «О высшем образовании» и Национальную стратегию развития образования на 2012—2021 годы. Эксперты Украинского центра качества образования и ведущие педагоги Украины ее критикуют за то, что этот документ совершенно не соответствует запросам современной жизни, образовательным запросам детей и родителей. Основные вопросы так и остаются открыты: в каком состоянии сейчас украинское образование (в контексте инновационного развития страны, удовлетворения спроса рынка труда и на фоне мировых лидеров в образовании); каковы новые ориентиры развития украинского образования и какими должны быть качественные показатели образования; какой срок отводится для «модернизации» образования (кадры, финансы и тому подобное). В самом же проекте документа под целями и задачами образования обозначены лишь фразы типа «повышение уровня и доступности качества образования» и «обеспечение всестороннего гармоничного развития человека».

Сегодня же, по мнению ведущих педагогов, директоров школ, представителей экспериментальных педагогических площадок, главное в педагогике — индивидуальный подход к ребенку, учет его особенностей, способностей, характера и так далее. На самом же деле получается, что у нас в 99% случаев в школах держится система, созданная несколько веков назад, — чтобы воспитывать послушных людей, которые четко будут выполнять приказы. Но мир изменился, дети уже требуют равного обращения с ними, принятия их прав. Система, когда учитель (или взрослый) доминирует, давно отжила, и основное в воспитании и обучении — сотрудничество, диалог. Но не все педагоги оказались неготовыми к этому, как и вся система, начиная от профильного министерства и педагогических вузов.

— У учителя отобрали розгу — и он не может напрямую повлиять на заинтересованность ребенка в учебе. Тем не менее, старый подход — что детей нужно научить покоряться и выполнять определенные указания — остался. Сейчас в мире происходит перестройка системы образования: нужны люди, которые могут самостоятельно принимать решения, действовать не по указанию. Сейчас иерархические системы уступают сетевым, «плоским» системам. Нужен человек другой — с другими навыками, другим мышлением. Многие страны это поняли — Россия сейчас перестраивает систему образования, а в Украине, к сожалению, даже не задумываются над этим. Поэтому можно сказать, что украинский школьный учитель проигрывает битву и проигрывает будущее Украины. Ведь пройдет пять-десять лет — и все вопросы, которые мы сейчас решаем, будут казаться бессмысленными, поскольку другие люди будут нам говорить, что и как учить. Возникает вопрос: можем ли мы еще что-то изменить? Один из ключевых вопросов — индивидуализация образования как иной способ работы с детьми. Сможем ли мы с помощью разных других форм работы с детьми, других форм организации работы не проиграть, а создать будущее? — говорит вице-президент Тьюторской ассоциации Украины Алексей Греков.

В Украине, к счастью, все-таки есть экспериментальное крыло педагогики, которое берет на себя смелость создавать свои программы, добиваться утверждения их в министерстве, хотя, конечно, на это идет много времени. Представители именно этих школ организовали в Киеве Форум открытого образования, чтобы обратиться к своим коллегам серьезно, поговорить о вызовах современного образования.

— В инновационных школах, центрах, на площадках открытого образования реализованы принципы и отработаны технологии, которые уже сегодня делают обучение персонифицированным, воспитание — качественным, образование — современным. Мы готовы передать всем накопленный образовательный потенциал. Но система образования должна быть готова к переменам, — говорит заместитель председателя правления Всеукраинского научно-методического центра «Открытая педагогическая школа» Сергей Ветров.

Он подчеркивает, что Украина не готова к глобальным вызовам современности и, прежде всего — из-за отсутствия четкой и конкретной стратегии развития государства и общества: «Образование не может и в дальнейшем быть отдельным замкнутым социальным институтом, отдельной профессиональной сферой».

Однако в предложенной стратегии на 2012—2021 годы не предполагается никаких глобальных изменений. Как отмечают сами педагоги, с такими программами, которые дает министерство, просто нет времени ни на индивидуализацию, ни на индивидуальный подход (индивидуальный подход — это когда программа общая, а все изучают по-разному, индивидуализация включается тогда, когда у каждого — своя программа).

— Возьмем наш дорогой учебный план: 8—9-е и 10—11-е классы. В 8—9-х классах максимальная допустимая нагрузка — 33 часа без физкультуры, с физкультурой — 35 часов. На пять учебных дней — это семь часов учебного времени. Берем санитарные нормы: нам разрешается еще четыре часа — в качестве домашнего задания. Следовательно, ежедневно 11-часовое образовательное поле заполнено государственным учебным образовательным планом! Теперь берем внутри этого учебного плана (8—11-е классы) обязательную часть. Она составляет 96—99%. Где здесь можно взять время на индивидуализацию? Разве что за счет перегрузки. В 9—11-х классах немного больше свободы, до 12—15%, — говорит директор ООШ № 61 Донецка Андрей Удовенко. — При этом вы знаете, что школьный вариативный компонент реализовать невозможно практически. Ведь для того, чтобы я, директор школы, ввел сегодня даже какой-то факультативный курс, программу мне должно утвердить Минобразования. И вот все 20 тысяч школ Украины должны утверждать свои факультативные курсы... Думаю, что в дальнейшем в старшей школе хотя бы треть времени надо отдать в распоряжение самого учебного заведения: здесь мы должны прийти к тому, что называется «личной образовательной программой».

Именно поэтому, по мнению многих педагогов, индивидуализация в нынешней школе невозможна. С одной стороны — нет времени, с другой — желания учителей. Лишь отдельные энтузиасты, отданные детям, могут позволить себе «шаг влево» или «шаг вправо».

— 95% украинских школ имеют обычный формат. В большинстве из них невозможна индивидуализация. Но есть центры учебные и школы — например, школа Гузика, — где это сделать можно. Каким-то образом они достигли этого, что-то сделали... Думаю, самое важное то, что учитель закрыл дверь — и один на один с детьми. Его никто не видит, и там нет камер. И если он хочет так работать, если на мировоззренческом уровне у него есть понимание, то даже в этой системе образования он может хоть немножко, пусть по шагу, двигаться в направлении личностно ориентированного обучения. Поэтому я говорю, что можно в нашей системе переходить к индивидуализации, — убежден Сергей Ветров.

Но, к сожалению, нынешние педагоги не получают той подготовки, которая должна быть изначально. Например, в Вильнюсском педагогическом университете, как рассказал «Дню» его ректор Альгирдас Гайжутис, ввели экзамен на мотивацию — чтобы отсеивать абитуриентов, у которых не лежит душа к работе с детьми. У нас такого нет.

— Молодой учитель, который приходит в школу, понятия не имеет, что такое личностно ориентированное обучение, что такое индивидуализация. Учителей обучают по классно-урочной системе, советской системе. Думаю, эту проблему надо решать, начиная с государственного уровня, а в школе это зависит от руководителя, от созданных там условий, — считает директор частной школы «Афины» Оксана Балакшина.

Изменить сознание нового учителя — это главное, о чем говорят ведущие педагоги. И тогда изменится система, которая, по словам президента Украинского педагогического клуба Владимира Никитина, уже «трещит по швам».

— К сожалению, сейчас даже условия в обществе не предполагают индивидуализации. Но я как представитель интеллектуальной школы — где бы не организовывал обучение, поступаю совершенно свободно, не читая инструкции только на одном основании: я знаю, что делаю. Я провожу обучение и с маленькими детьми, и с бизнесменами, так как за мной стоит система мышления, картины мира и так далее. В Украине же в целом — архаичное образование, которое не выдерживает требований современности. Ведь за современное образование во многих странах давно уже «бьются» и отвечают корпорации — за счет того, что им нужны другие дети, другие специалисты, по-другому обученные. И на нас это все вскоре обрушится и станет нашей реальностью. Думаю, это будет еще хуже, так как наступит вседозволенность, которая все превратит в винегрет и кисель. Поэтому если мы не сможем удерживать содержание и структурировать образование, мы станем частью другого хаоса, который не будет зависеть от нас, и мы им не сможем руководить. Поэтому полная ориентация на то, что говорит государство, — это, считаю, отсутствие перспективы, — говорит Владимир Никитин.

К сожалению, государство даже не делает вид, что хочет пойти навстречу ведущим педагогам, ведущим педагогическим школам Украины. Им остается разве что и в дальнейшем надеяться на самих себя, объединяться вокруг новейших идей с надеждой, что по-настоящему думающих о будущем людей (и педагогов, и родителей, и детей) будет становиться больше.

Постоянный адрес статьи: http://www.day.kiev.ua/218377

Просимо Вас при передруку статті розміщувати посилання на наш сайт!  © Школа «Афіни», 2011

Теги: , , , , , ,

            1,077

 


Автори сайту
avatar Олексій Греков
Усі автори
Про автора